+7 (499) 653-60-72 Доб. 817Москва и область +7 (800) 500-27-29 Доб. 419Федеральный номер

Принудительное лечение в психбольнице

ЗАДАТЬ ВОПРОС

Принудительное лечение в психбольнице

DE рассказал, каким образом в Германии человек может недобровольно попасть в психиатрическую больницу. Он также высказал свое мнение о том, чем могут быть обусловлены злоупотребления в психиатрии в России, как это произошло в случае с жительницей Мурманска Ларисой Арап. DE: Каким образом происходит в Германии недобровольная госпитализация в психиатрическую больницу? Ульрих Тренкман: Для принудительного помещения человека в психиатрическую клинику в Германии нужно преодолеть ряд препятствий.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Главный нарколог Украины против инициативы депутатов относительно принудительной госпитализации алкозависимых в психбольницы. По проекту закона, соавтором которого она является, любителей выпить лишнего принудительно будут госпитализировать в психбольницы.

Основания для принудительного лечения в психиатрической клинике

Смотреть комментарии. Марьяна Торочешникова: Правозащитники заявляют о возвращении в Россию карательной психиатрии. Можно ли положить конец подобному явлению и каким образом? В студии Радио Свобода — адвокат Дмитрий Динзе. На видеосвязи из Забайкалья — юрист Роман Сукачев. Позже к нам подключится правовой аналитик Международной правозащитной группы "Агора" Дамир Гайнутдинов. Ежегодно российские суды выносят тысячи решений о применении к обвиняемым принудительных мер медицинского характера.

И если пять лет назад было вынесено таких решения, то в году — уже подсудимых были объявлены невменяемыми и отправлены на принудительное лечение.

Александр Валиев: Челябинца Алексея Морошкина буквально на днях отпустили из психиатрической больницы, где по решению суда продержали полтора года.

Принудительная госпитализация произошла после его выступления в интернете в поддержку Украины, создания онлайн-проекта "Церковь Челябинского метеорита" и призывов к созданию Уральской республики. Алексей Морошкин: Хоть раньше на учете у психиатра я не состоял, по результатам пятиминутной психиатрической экспертизы мне поставили диагноз "параноидальная шизофрения" и признали невменяемым.

Александр Валиев: Сейчас правоохранители расследуют еще одно дело в отношении Морошкина: его обвиняют в том, что в сентябре го он раскрасил некий бюст в цвета украинского флага.

Но на фоне того, что с ним уже приключилось, возможное наказание его почти не пугает. Алексей Морошкин: Постоянное нахождение запертым в одной палате, окружение целиком из психически больных людей, таблетки и уколы, от которых испытываешь внутренний дискомфорт, порой сравнимый с пыткой, — все это мне пришлось испытать за полтора года лечения.

В колонии ты хоть и осужденный, но человек. А в психиатрической лечебнице тебя низводят до состояния безвольного "овоща", лишенного человеческого достоинства. Врачи неоднократно говорили мне о том, что испытывают давление прокуратуры и судов, что мое дело не относится к категории легких, что такова политическая обстановка в стране Александр Валиев: Адвокат Алексея Морошкина Андрей Лепехин в течение полутора лет пытался вызволить своего подзащитного из психиатрической больницы, но безуспешно.

Врачи настаивали на том, что Алексей опасен для окружающих, и суд с ними соглашался. Андрей Лепехин: Мы пытались сделать все, чтобы его было невыгодно держать в больнице, и добились того, что были привлечены к дисциплинарной ответственности главврач и два его зама. Таким образом, мы, я думаю, все-таки поспособствовали освобождению Алексея. Татьяна Щур: Это, конечно, пример так называемой политической психиатрии. Я бы не назвала ее карательной, потому что все-таки это очень жесткое слово.

У меня сложилось впечатление, что человека просто преследуют за его иные, по сравнению с официальными, взгляды. Александр Валиев: 1 июня Советский районный суд Челябинска вынес решение о прекращении принудительного лечения Алексея Морошкина. На сей раз представитель больницы заявил, что он не представляет опасности для себя и окружающих, а прокуратура не стала обжаловать это решение.

Тем не менее, адвокат Морошкина считает маловероятным возможность получения через суд компенсации за незаконную госпитализацию и принудительное лечение его подзащитного.

Марьяна Торочешникова: Роман Сукачев сейчас представляет интересы активиста из Читы Николая Лиханова, который подал в суд на местную психиатрическую больницу, куда его принудительно поместили по заявлениям сотрудников администрации губернатора.

Краевой суд уже признал незаконность такой госпитализации. Роман Сукачев: У нас очень сложная ситуация с тарифами ЖКХ, и Лиханов инициировал проверки незаконности увеличения тарифов. В свое время, когда они с братом занимались спортом, у их боксерского клуба забрали помещение, передали его сотрудникам ОМОНа, и их коллектив фактически распался.

Он многие годы отстаивал ту позицию, что передача недвижимости была незаконна, и сейчас, когда всплыло, что тарифы у нас действительно были подняты в нарушение закона… То есть он занимался резонансными проблемами, постоянно ходил в администрацию губернатора, а последнее время требовал, чтобы ему дали встретиться непосредственно с губернатором, потому что ее помощники вообще никак не реагировали на его жалобы.

Они считали его немножко странным. И вот на фоне этого терпение работников нашей администрации, видимо, кончилось, и они написали на него сразу десять заявлений, по результатам рассмотрения которых суд и поместил его на принудительно лечение.

Краевая прокуратура не поддержала это, и за него вступилась Марина Саватьева, тоже наш общественник, и суд второй инстанции его освободил. Он там просидел два месяца. Марьяна Торочешникова: То есть в отношении вашего доверителя не возбуждали уголовное дело. Роман Сукачев: Нет, ничего не возбуждали, а сразу определили его на принудительное лечение.

Закон, в принципе, предусматривает такое. Марьяна Торочешникова: Итак, если в России, где права человека подвергаются серьезной угрозе, человеку, в отношении которого возбудили уголовное дело или который не очень нравится чиновникам, назначают проведение психиатрической экспертизы, то в этой ситуации он абсолютно не защищен, и если врачи решат, что он сумасшедший, то дальше его слушать уже никто не будет?

Дмитрий Динзе: Ну, просто так человека невозможно взять и доставить в психиатрическую лечебницу, для этого должны сложиться определенные условия. Первое, самое распространенное условие — это совершение преступления, в данном случае все равно, какой направленности — экстремистское, насильственное, экономическое или иное.

Второе условие: ты попадаешь в отдел полиции, и сотрудники полиции считают, что ты ведешь себя неадекватно, тебе вызывают скорую психиатрическую помощь, приезжают врачи, скручивают тебя и увозят в больницу, где тебе проводят быстрое освидетельствование и решают, нужна тебе госпитализация или нет.

По результатам определенного исследования врачи выносят решение. Потом состоится суд, и ты либо окажешься в психиатрической больнице, либо нет. Марьяна Торочешникова: А когда проводят освидетельствование, там присутствуют какие-то независимые свидетели?

Человек может добиться того, чтобы это освидетельствование проводилось в присутствии его адвоката или родственников? Дмитрий Динзе: Если мы говорим просто о госпитализации, то это, соответственно, психиатрическое освидетельствование. Если мы говорим об уголовном деле, то для начала это судебно-психиатрическая экспертиза, она может быть и комплексной, где участвует еще психолог, и там принимается решение, вменяемый человек или невменяемый. В последнем случае применяются принудительные меры медицинского характера, и тогда после освидетельствования человек может подлежать какому-либо психиатрическому лечению при определенных параметрах.

Он должен быть общественно-опасным — грубо говоря, может нанести вред окружающим или самому себе. Еще многое зависит от тяжести заболевания. Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, что если вдруг попались недобросовестные или недостаточно образованные психиатры, которые давали заключение, то в психушке на принудительном лечении может оказаться вообще любой человек? Дмитрий Динзе: Что такое недобросовестность? Лицо не обладает определенными знаниями — ну, учился на "тройки" и "двойки", а здесь я вдруг психиатр и могу расставлять диагнозы.

Вторая ситуация — человек просто не повышает квалификацию, утерял ее. Третья ситуация относится уже не к недобросовестности, а к должностному преступлению, потому что лицо находится в определенной должности — врача-психиатра, который принимает то или иное решение. Если психиатр или комиссия психиатров совместно с психологом просто заблуждаются, то это недобросовестность, а в другом случае это достаточно тяжелое преступление.

Ведь в отношении лица применяются определенные меры, и он, во-первых, лишается свободы принудительно, а во-вторых, ему назначается лечение, и определенные психиатрические препараты гробят его здоровье: сказываются на печени, сердце, желудке.

Однажды я даже разговаривал с врачом-психиатром о том, чтобы лечение было переназначено таким образом, чтобы мой клиент, когда он выйдет из психиатрической больницы, просто-напросто не остался инвалидом. У него болит печень, сердце, голова, а они не переназначают препараты. Группа людей, которых госпитализируют в те или иные психиатрические больницы, очень уязвима. Туда может проникнуть лишь достаточно ограниченный круг лиц — это, как правило, адвокат, а родственники туда приходят только в определенное время, и к их приходу больного приводят в нормальное состояние, чтобы он мог общаться, не падал, не закатывал глаза, не причинял ущерба себе или родственникам.

Марьяна Торочешникова: Роман, а в вашем регионе часто применяют такие методы борьбы с несогласными, как помещение их в психиатрические клиники?

Можно ли говорить о том, что в России сейчас реанимируется карательная психиатрия? Роман Сукачев: За свою десятилетнюю практику я ни разу я не мог сказать, что к нашим правозащитникам или другим людям необоснованно применяют карательную психиатрию. А вот с делом Лиханова… И сейчас вот еще Валера Немиров, другой мой знакомый, нормальный, адекватный человек, который тоже любит отстаивать свою позицию, также помещен в психиатрический диспансер, и такое мнение у меня уже складывается.

Ведь даже с Николаем все очевидно: суд признал незаконность, поспешили, и тут приходит представитель в суде и говорит, что все нормально, в иске отказать, потому что он больной. Ну, и что, что мы его плохо кормили, и он там потом заболел? Это распорядок дня такой.

А то, что человек был фактически незаконно туда помещен, незаконно подвергался всем этим процедурам, его ни разу не выводили на улицу — не положено, телевизор давали смотреть раз в сутки, — все это нормально. Что мешает извиниться? Нет… Так что есть такая опасная тенденция.

Марьяна Торочешникова: Роман, а что сейчас в суде по этому иску? Насколько я понимаю, в иске еще не отказали, дело рассматривается? Роман Сукачев: У нас назначено судебное заседание, и я считаю, что оснований для отказа нет, потому что суд второй инстанции четко указал: нарушения есть, вы поспешили. Те нормы, которые предусмотрены, суд первой инстанции не принял, и человека незаконно поместили в психиатрический диспансер.

И на основании этого я думаю, что у нашего иска есть хорошая перспектива, тем более, что суд привлек прокуратуру в качестве третьего лица и сотрудников полиции, потому что начальник отдела дознания тоже писал заявление, по которому просил освидетельствовать Лиханова, и потом приехали "маски шоу".

Там ведь не просто пришел сотрудник полиции, а туда выезжала группа реагирования с автоматами, как будто это опасный преступник, террорист, и его увезли в больницу. И в больнице ему не дали ни врача, ни адвоката, он говорит: "Я чувствовал, что меня уже признали виновным. Я им что-то говорю, а они отвечают: а, это твоя защитная позиция, значит, ты болен". Марьяна Торочешникова: Дамир, я хочу привести еще одну цитату из вашего доклада: "Списать дело на принудительные меры медицинского характера равнозначно вынесению обвинительного приговора, и это не является минусом в послужном списке ни следователя, ни судьи.

При этом не требуется особых усилий по доказыванию обстоятельств дела и поддержанию обвинения. По сути, назначение психиатрической экспертизы при таких обстоятельствах — это удобный способ делегировать решение вопроса о виновности психиатрам. И в политически мотивированных уголовных делах нельзя исключить намерение властей представить критиков государства, церкви и их отдельных представителей сумасшедшими". То есть следствие при недостатке доказательств считает, что проще объявить человека сумасшедшим, и пусть уже суд отправляет его на лечение?

И вину доказывать не нужно. Дамир Гайнутдинов: Я бы сказал, что если есть какая-то возможность признать человека невменяемым, применить к нему меры медицинского характера, то эту возможность стараются использовать. Если у человека в анамнезе есть какое-то психическое расстройство, если он состоит на учете у психиатра, то эти факторы чрезвычайно повышают вероятность того, что, если человек привлекается по политически мотивированному делу, его признают невменяемым. Ведь в этом случае, как правило, нет необходимости вдаваться в обстоятельства дела, в доказывание вины, достаточно заключения психолого-психиатрической экспертизы, которое покажет, что у человека есть какое-то психическое расстройство.

Марьяна Торочешникова: А если человек признан невменяемым, и его отправили на принудительное лечение, то совершенно неясно, сколько времени он там проведет? Или есть какие-то ограничения по срокам? Дмитрий Динзе: Да, есть ограничения. Но тут есть второй важный момент: после того, как в отношении человека будет проведена экспертиза, он будет признан невменяемым и пройдет какое-то лечение, суд не отпускает его из психиатрической больницы, они просто переводят его из стационара на амбулаторный режим.

И при этом режиме он тоже должен ходить отмечаться к врачу в психоневрологический диспансер. Там есть дневное отделение, и есть просто закрепленный за тобой врач, к которому ты приходишь, и тебе делают какие-то уколы. После того, как в отношении тебя состоялось решение суда о принудительных мерах медицинского характера и помещении в психиатрический стационар общего или усиленного наблюдения, ты должен официально отсидеть три года на общем наблюдении.

У них по внутренним инструкциям установлен такой общий срок. Марьяна Торочешникова: Вне зависимости от того, как себя чувствует человек?

«Человека нельзя держать в психиатрической больнице за протест»: истории активистов

Принудительными мерами медицинского характера являются оказание амбулаторной психиатрической помощи, помещение лица, совершившего общественно опасное деяние, подпадающее под признаки деяния, предусмотренного Особенной частью Уголовного Кодекса Украины, в специальное лечебное учреждение с целью его обязательного лечения, а также предупреждения совершения им общественно опасных деяний. В зависимости от характера и тяжести заболевания, тяжести совершенного деяния, с учетом степени опасности психически больного для себя или других лиц, суд может применить следующие принудительные меры медицинского характера:. Оказание амбулаторной психиатрической помощи в принудительном порядке может быть применено судом в отношении лица, страдающего психическими расстройствами и свершившего общественно опасное деяние, если лицо по состоянию своего психического здоровья не нуждается в госпитализации в психиатрическое учреждение. Госпитализация в психиатрическое учреждение с обычным наблюдением может быть применена судом в отношении психически больного, который по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния нуждается в содержании в психиатрическом учреждении и лечении в принудительном порядке. Госпитализация в психиатрическое учреждение с усиленным наблюдением может быть применена судом в отношении психически больного, который совершил общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь других лиц, и по своему психическому состоянию не представляет угрозы для общества, но нуждается в содержании в психиатрическом учреждении и лечении в условиях усиленного наблюдения. Госпитализация в психиатрическое учреждение со строгим наблюдением может быть применена судом к психически больному, совершившему общественно опасное деяние, связанное с посягательством на жизнь других лиц, а также к психически больному, который по своему психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния представляет особую опасность для общества и нуждается в содержании в психиатрическом учреждении и лечении в условиях строгого наблюдения.

Использование психиатрии в политических целях в СССР

Еще несколько подобных дел коммуницированы и ожидают своего рассмотрения в Страсбурге. Ru изучает, кого и в каких случаях могут насильно отправить в психбольницу и кто чаще других страдает от действий российских психиатров. Дома, будучи не в состоянии терпеть головную боль, Баталин порезал себе руку. Родители вновь вызвали "скорую", которая доставила его в институт им. Там Баталину сделали перевязку и без объяснений доставили в ПСО-2 психосоматическое отделение Института им. Склифосовского с диагнозом "хроническое соматоформное болевое расстройство, расстройство личности, вялотекущая шизофрения, попытка суицида".

Она сообщала, что её супруга Николая имена изменены насильно забрали в психиатрическую больницу им. Павлова и не позволяют с ним увидеться. Ранее, в феврале у Николая случилась черепно-мозговую травма. В период операции и лечения он был под опекой матери, которая препятствовала его отношениям с Мариной и не давала им встречаться. Когда здоровье Николая улучшилось, и последствия травмы остались позади, мать не смогла более удерживать сына своими силами и прибегла к помощи санитаров психиатрической бригады.

Конвертер валют.

Использование психиатрии в политических целях в СССР — практика борьбы советских властей с диссидентами и правозащитниками , заключавшаяся в злоупотреблении психиатрическим диагнозом, лечением и содержанием в изоляции. Вынесение психиатрического диагноза позволяло властям избегать гласного судебного процесса над инакомыслящими, отправляя их в психиатрические больницы без суда и на неопределённый срок. Кроме того, объявление несогласных психически больными позволяло властям уходить от вопроса о политических заключённых. По определению психиатра, президента Ассоциации психиатров Украины бывшего диссидента и политзаключённого Семёна Глузмана , злоупотреблением психиатрией , в том числе и в политических целях , является, в частности, умышленная экскульпация признание невменяемыми граждан, по своему психическому состоянию не нуждающихся ни в психиатрических мерах стеснения, ни в психиатрическом лечении [1].

Спасён от принудительного лечения в психушке

По состоянию на 26 августа за семь месяцев года следственными органами и прокуратурой Киева против психиатров было открыто уголовных дела. Всего же, за период с начала года, юридический отдел общественной организации ГКПЧ инициировал уголовных производства. Следователями Центрального аппарата Государственного бюро расследований, Киевской прокуратурой, Генеральной прокуратурой Украины и Управлением Национальной полиции Украины…. Всё произошло в один день — в выходной, когда отца Леры не было в городе, а её жених уехал по делам в Москву. Руководство учреждения оказало противодействие законным требованиям правозащитников.

Смотреть комментарии. Марьяна Торочешникова: Правозащитники заявляют о возвращении в Россию карательной психиатрии.

Приговоренные лечиться

Будет празднично: карусели, клоунады. Что значит опасен для себя? Было видно, что они точно смотрели историю болезни. Это касается даже недееспособных граждан. Важно, чтобы поведение человека было вызвано болезненными изменениями психики. Два месяца назад суд начал рассмотрение дела Никитина.

Принудительное лечение в российских психбольницах заинтересовало ЕСПЧ

Квартира находится в его собственности и приобретена до брака. Будет ли его жена иметь какие либо права на вновь приобретенную квартиру. Доброго дня, хочу открыть точку общепита( с реализацией алкоголя на розлив и в таре, а также табачных изделий).

Возник вопрос какое налогообложение я должна использовать. Какой вид деятельности нужно открыть для ИП.

Принудительное лечение в российских психбольницах заинтересовало ЕСПЧ - новости silverartos.ru Все о юридическом праве.

В психбольницах должны быть лишь алкоголики с очень больной психикой - эксперт

На седующий день обнаружила уплотнение и боль в груди,Пойду к врачу,на узи и анализы. Могу ли я подать на материальный и моральный вред??.

Клиенты оставляют заявку для получения развернутой консультации по конкретной ситуации на сайте юридической компании. Опытные юристы помогают решить вопросы клиента с позиции законодательства. Оставаясь в правовом поле, клиент получает готовые решения для решения частных вопросов.

В качестве помощи предоставляются не только консультационные услуги, но и составляется алгоритм действий, которого нужно придерживаться для получения успешного результата.

Абонент имеет значительные скидки при оплате любых последующих услуг адвоката. Скидки распространяются на всю семью абонента. Запишитесь на консультацию .

Для этого надо всего лишь оставить простую онлайн-заявку. Рассмотрим ее в течение минуты и оформим запись к опытному юристу с квалификацией в отрасли недвижимости.

Узница немецких лагерей с 12 лет. Ей в 2014 году пришел налог на пай 143 тысячи.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Рассказ о больнице, где проходят принудительное лечение
Комментарии 2
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Изяслав

    Не понятно

  2. Анатолий

    Перемены сеют смуту, постоянство - скуку